Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Национальный головной убор пожилых ингушей

Шляпа в сеточку.

ингуши

Если ты ингуш и тебе за 45, то летом - это твое. Ну примерно как у грузин кепки в свое время. А осенью соответственно - фетровая, зимой - папаха. Некоторые ингуши ходят и в круглых тюбетейках (как в Чечне), но в основном - летние шляпы с полями. "По гражданке" можно сказать.
Это вернулся утром из командировки в Назрань. 

Допотопный Киев. 37 минут.

киев

Я учился в Киеве чуть позже, в 1985-1988 гг.
Когда украинцы или не украинцы с гордостью рассказывают о том, что Киев похож на европейскую столицу, они не обязательно вспоминают о том, что эту столицу отстроили русские или советские (то есть многонацинальные граждане СССР). Архитекторы, сторители, дорожники и пр. Современные условные украинцы не построили там ни метро, ни "Дворец Украини", которым они теперь гордятся (он обошелся союзному бюджету в 250 млн тогдашних рублей). Только кварталы в спальниках и новодел. Я уже не говорю о Киево-печерской лавре или Михайловском соборе, о временах оно. Ко всему этому этнические украинцы никакого особого отношения не имеют. И Хрещатик отстраивался всем многонациональным народом, в т.ч. и таджиками, украинцами и пр., но в основном - русскими.
В то время в Киеве не было никаких украинцев. Советская власть вместе с ЦК КПУ насаждало украинскую мову как царь Петр картошку. Из всех радиоточек звучали фразы типо "висимь годын пьятнадцять хвилын, слухайте радио "Промынь", останни висти". Но мало кто в Киеве слухал именно на мове. В метро, в троллейбусах объявления были исключительно на украинском. "Наступня зупынка - Сырэць". На ларьках и на магазинах висели надписи типо: "Тютюн". Хотя ни один знакомый мне человек не называл табак или сигареты "тютюном".
Разговаривали все исключительно на русском. В магазинах, парикмахерских, в конторах и учреждениях и пр..
Когда я ездил в увольнение (а это было не так часто) к бабушке Соне, с рулетки, где сейчас майдан до конечной, площади Шевченко. То старый троллейбус отжигал, разгонялся примерно до 60-70 км/ч. Диктор на мове сразу предупреждал о том, что время проезда до Шевченка - 37 минут. Каждый раз я засекал время, и каждый раз выходило именно 37 минут. Пробок тогда еще не было.
Ну а там старинное здание с высокими потолками, моя бабушка с маковыми пирогами и сушками, коммунальный душ, кровать со свежими простынями и пр. Сказка, а не увольнение.

Артефакты 90-х. Трусы "неделька".

Цитата из РЖ: "Глянцевая дева никогда не наденет трусов — ни за что. Только — трусики".
http://russlife.ru/allworld/stories/juvenility/read/chistota/
Одна подруга молодости надевала не трусы и не трусики, а "недельку" (это такие трус-ы с вензелями про дни недели). Ее "недельки" были белоснежными, всегда - крахмально чистыми. Причем она зачем-то строго соблюдала календарь. Допустим трусики Tuesday надевались исключительно во вторник и т.д.. Однажды утром, перед поездкой в университет, я заглянул к ней на чашку кофе. И с ужасом обнаружил, что сегодня не тот день недели, к которому я готовился, т.е. взял другие конспекты и пр.. Ошибки быть не могло.
Если у Эйнштейна было 15 одинаковых костюмов, то у девушки было сколько-то там неделек.   

Голубицкая

Я в этом году довольно часто мотался по стране (в основном, естественно, по Югу, Кавказу), по командировкам и где-то половину мест не запечатлел. То ли времени не было, то ли желания. То ли под рукой не было профессионального фотоаппарата, а съемки мобильником или мыльницей выкладывать не стал.
В случае с Голубицкой, где я проездом успел немного отдохнуть и пощелкать мыльницей (занимает в сумке меньше места, поэтому дежурный "кэнон" оставил дома), пожалуй стоило бы вернуться к теме.

Изображение 044

Это - Таманский полуостров, Азовское море в 6 км от Темрюка. Я вообще люблю Тамань, Фанагорию. Песочек - не привозной, кварцевый, как в Анапе, а натуральный, известняковый. Это - россыпь очень мелких фрагментов ракушек, мидий или устриц. Море в Голубицкой соленое, почти настолько же, насколько и Черное. И довольно чистое, прозрачное.
На снимке - море после трех дней небольшого шторма, поэтому немного мутноватое, есть немного глиняных береговых примесей. Ну так и Черное после шторма, дождей и сброса горных рек мутновато. Не проблема. Глубину вы сами видите - метров 10-15 и можно плавать. Не Таганрогский залив. 
В Голубицкую ездят из соседних Крымска и Славянска. По путевкам, студенты Московского строительного например. Из Темрюка, понятно.
И в последнее время много - из Москвы и средней полосы на своем авто. Обычно эти люди не привязываются непременно к одному курорту, сняли тут - заштормило, задождило - снялись, сели и поехали в Анапу на Черное, она - рядом. Или вообще в Абхазию. 
Голубицкая - скорее семейный, детский или рыбацкий курорт (там рядом несколько прудов, озер или можно ловить всяких пеленгасов прямо в море).
Это - семья из ближнего Подмосковья, Вова и Аня, мы там за короткое время подружились.
Изображение 048
Collapse )

Меня там не было

Многих крымчан просто не было дома, когда все это началось. Кто-то отдыхал на море (там километров всего пятьдесят, час езды на автобусе), кто-то был в командировке, у родственников или еще где-то. Все-таки вечер пятницы.
Обедаю в кафе. Барменше постоянно звонят. Ее ответы как приговор.
- Ой, не было связи. А что там с моим домом?
Я, конечно, не слышу вопросов, но додумываю их по ответам.
Она рассказывает о том, что знает. Допустим - "у тебя должно быть в порядке, вода туда не дошла". Или - "Это ж рядом с Федоровыми, да? В общем - срочно возвращайся!" Собеседник ей не верит, требует подробностей и пр., диалог затягивается. Барменша разговаривает с телефона, подключенного к розетке. Свет в кафе дали совсем недавно, разряженный мобильник наконец-то ожил, но связь плавает...
Женщина лет шестидесяти вернулась после всего из Краснодара. Ее единственная дочь - в клинике, ей позвонили и предложили приехать. На всякий случай. У ее дочери был тяжелый эпилептический припадок, переходящий в кому. Дочь, тем не менее, пошла на поправку, пришла в сознание. Женщину тут же отправили из клиники домой. Она вернулась. Думала, что дома просто наводнение, которое уже сошло. Телевизор не смотрела.
А в подворье и в хате по колено воды. Ни присесть, ни полежать. Собака сдохла, огорода больше нет, в хате все в грязи и вверх дном, не работает ни один электроприбор. Кого-то сразу разместили в гостиницах или еще где-то. Она же туда не вписалась. Так вот ходит и мыкается никому не нужная; ни родственников, ни добрых знакомых. В общем хоть садись рядом и плачь вместе с ней.
Говорит, что накануне ей приснился сон. "Шли косильщики", рассказывает. "Косили траву". А потом "косильщики" принялись косить все подряд. Деревья, хаты. "Я думаю - почему деревья?".
А потом, говорит, поняла.

На водах (Минводы vs Пятигорск)

Собственно Минводы - это процентов на 80 одноэтажная деревня с плохими дорогами, деревенским парком и древними аттракционами в нем. Пятигорск же - полноценный курортный город, там даже трамваи ходют и пробки есть.
У почти любой провинциальной ж/д станции почему-то заколочен парадный вход. Минводы не исключение, обход справа..

IMG_8584

Пятигорск, в отличие от Минвод не является крупной узловой станцией, но с сервисом здесь получше. 
IMG_8590

Пятигорская альма-матер Артемия Татьяновича. Там и табличка есть ;)
IMG_8613

Сложно стало заливать фото непосредственно в редакторе ЖЖ. Френды, можно ли уменьшить вес картинок в этом редакторе? Я не хочу есть ваш трафик (в оригинале они весят 3-7Мб). Пришлось использовать для сжатия ACDSee, но это очень трудоемкий процесс...
Collapse )

Галопом по Чечне

Это не отчет фотографа (я не фотограф вообще), это то, что удалось нащелкать на лету.
Станция Ищерская, от которой и началось мое небольшое путешествие до Гудермеса (там где-то 120 км.).  В станице Ищерской живут около 600 русских и 3,5 тыс. чеченцев. 
На картинко можно увидеть штанги без проводов. Когда-то эта дорога была полностью электифицированной. При Дудаеве решили, что железка больше не нужна, провода сняли и сдали их в Россию на металлолом. С тех пор в Чечне ездят только тепловозы. Электричка Хасавьюрт-Грозный представляет собой локомотив и прицепленный вагон. Сейчас контактную сеть потихоньку восстанавливают.


Равнинные чеченцы говорят, что к восьмому марта у них уже тепло. Я приехал как раз на следующий день после того, как степь и горы припорошило снегом.
Это - станица Алпатово. Вдоль главной дороги - однотипный забор и одинаковые крыши. В свое время шефство над Науром, к которому относится эта станица, взяли республиканские чиновники. На картинко  ответственный участок Рамзана Кадырова. Он свое дело сделал, трасса смотрится пристойно. Однако стоит заехать за угол, картина там менее приглядная. Вообще в Чечне довольно много "потемкинских" мест.



Возле любой отремонтированной школы или заправки портреты Ахмада и Рамзана. Со словами благодарности или памяти. Это по всей Чечне на каждом шагу.



Горы в Наурском районе. Кажется что где-то рядом - море или лыжный курорт. Снимал с машины, сейчас там прокладывают трассу в Гудермес, минуя Аргун. Пока она представляет собой "дорогу жизни", грунтовку с ямами.

Collapse )

Палаточная жизнь

В первый раз я жил в палатке, когда был ребенком. Мне стукнуло три с половиной года, когда контора "Водрем", где моя мама работала бухгалтером, погрузилась в автобус "Кубань" и отправилось на черноморское побережье. Детям навалили одеяла в заднике автобуса, я всю ночь не спал и таращился на степь, скалы, дорожные знаки. Приехали мы под утро. Я помню, что меня тянуло не на море, а на впадающую горную речку, которая текла рядом с нашей семейной палаткой. В заводь, чистую и прохладную.
Вторая палатка у меня тоже была коллективной. Брезентовой. На одно отделение. Это был гарнизон под Киевом в конце октября. Было ясно, но холодно, под ноль. Мы поверх одеял укрывались шинелями. А утром согревались пятикилометровым кроссом. У меня была еще и плащ-палатка, которую при желании можно было повесить над головой. В ней я ночью стоял на карауле под грибком и смотрел в небо, откуда сыпал метеоритный дождь. Ничего подобного я больше нигде и никогда не видел.
Третья палатка была в горах, у подножия ледника горы Уллу-тау. В лагере подскока. На следующий день мы штурмовали гору. Я встал в полтретьего ночи для того, чтобы приготовить завтрак для своих одно-альпинистов. Какой-то суп варил. И опять помню палатку и ночь.
Четвертая палатка - это Лиманчик, левая гора. Ночью там кипела жизнь, все "только начиналось". Девочки встречались с мальчиками, мы играли на гитаре, ходили от стоянки к стоянке, пили и пели. Утром спали, а днем шли на дикий пляж "Диана". 
Была еще одна палатка, в которой я жил в сосновом лесу, недалеко от станции "Горная". Сосны ночью шумели, ветки терлись, шуршали об палатку. Она, кстати, была самопальной, из натурального парашюта. Моросил дождь, стучал сверху. 
Еще одну забыл. Это палатка, которую я арендовал на одном из островов Тихого океана. Я хотел заночевать не в гостинице, а на берегу. Обещали дождь, я и взял палатку. Но ее ночью снесло ветром, я в ней зарылся. Про ветер-то я не знал заранее. Пришлось возвращаться.

ЗЫ Кстати, вот эти палаточные оранжевые. Ну хотя бы в теории. Представил себе. Просыпаешься так на брусчатке или на асфальте. У кремлевских стен носятся всякие гелендвагены, какие-то троллейбусы, люди спешат по своим делам. Холодно и сыро. Март. Цыганская жизнь. 

Лиманчик- дикая ностальгия


На фото - спецкорр Ъ Ходорыч в Лиманичке. Он стоит, видимо, у пресного озера Лиманчик, впадающего в море. Или на пляже, хрен его знает, я что-то толком не разглядел. Увидеть многие и многие лица Лиманчика можно тут: http://community.livejournal.com/ru_limanchik/16573.html
Добраться в страну грез и ностальгии вполне реально, для этого нужно купить билет до Новороссийска, потом пересесть в перду-автобус до Абраю-Дюрсо (30 км.), а потом пехом километров пять. Поначалу любуясь изумрудным озером, потом взбираясь по горным козьим тропам, по серпантину. Впрочем можно поймать попутку или нанять шашечки и уехать или из анапского аэропорта или от новороссийского вокзала прямо к месту отдыха. В последний раз приезжал туда на машине- в Лимане мотор под жопой- это очень правильно.
Там есть лагерь РГУ с теми еще коттеджами, столовой, эстрадой, кафешками, душевыми и пр., а есть две горы- Правая и Левая, где в палатках живут настоящие ностальгические лиманоиды, самый чистый вид, хранящий традиции. Это- студенты и преподаватели (как бывшие, так и настоящие) ростовского университета. В последнее время в лагерь потянулась левая публика - матрасники питерцы, какие-то люди из нефтеносных регионов, которые любят рэп и шоб было красиво, окрестные кубаноиды и пр. Но речь не о них.
Лиманоиды- самая лучшая кампания, с которой можно и выпить, и спеть БГ или Гершвина, и поговорить за жизнь, и поискать себе приключений. То есть это такой самодостаточный мир, я бы даже сказал такая летняя альтернатива миру безумному, где деньги все решают. В Лимане деньги интересны настолько, насколько на них можно купить домашнего вина, прокормить себя и еще какое-то количество оболтусов, у которых деньги закончились (а ехать домой они не хотят). Это стихийная коммуна с традициями.
Лиманчик это- лучше, чем Казантип или Ибица, поскольку в ростовском рае есть собеседники, друзья и по хорошему (!) отвязные персонажи. Хотя да, изредка бывает, что и по-плохому отвязные. Ну и конечно, море и дикий пляж Диана (в последний раз я убедился, что дикий пляж там везде, островком целомудренности, где папы и мамы могут выкупать своих детишек, является пирс). Ночные купания, светящаяся вода, гитара и беседы до восхода солнца, дикая горная "зеленка". Если чуть отойти от пирса- можно найти себе место, где вы будете наедине со своим любимым человеком. И если бы народ реже блудил в Озереевку за вином Свободы№20, то вам никто бы и не мешал :).