November 14th, 2013

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Всегда ли хорошо, когда быстро?

Еду в начале следующей недели на благословенную Брянщину. Там РЖД и Укрзализыця подпишут соглашение об ускоренном поезде Москва-Киев. Я пока не знаю - сколько времени в пути будет этот поезд. Когда лет пять назад встречал в Киеве НГ, то время в пути меня вполне устраивало. Вечером садишься с Киевского вокзала, утром, часов в десять - В Кыйови. И выспался, и на дорогу немного посмотрел с верхней полки. Не устраивало пересечение границы. Глубокой ночью в поезд заходят сначала наши пограничники-таможенники, потом щирые. С фонариками при включенном свете. Наши-то скорее формально относились к теме, а щирые грузили по полной. Когда ехали обратно, они, помнится, пожилую армянку, соседку, чуть не ссадили с поезда. Она просрочила полугодовую украинскую "визу" дня на три. А какой смысл ссаживать? Выдворять что ли? Так она сама своим ходом выдворяется.
Да, так я ушел в сторону. Хотя ускоренное погранично-таможенное обслуживание в Брянске будет обсуждаться и подписываться.
Идеальное путешествие, это когда ты садишься в поезд от семи до одиннадцати вечера и прибываешь часам к восьми утра. Лет двадцать назад пассажирский поезд от Ростова до Краснодара ехал семь-восемь часов. Можно выспаться. Сегодня - четыре с половиной-шесть. Обязательно ли это хорошо? Вот мне, например, нужно быть утром в Краснодаре, ибо в девять утра такое-то мероприятие. У пассажира сегодня есть выбор - либо отправляться на ростовский вокзал к трем часам ночи (прибытие в Краснодыр 8-30 примерно), либо садиться в 11 вечера, приезжать к четырем утра и шароебиться непонятно где еще часов пять. Скорости-то возросли. Это Питеру стало удобнее - ночь поспал и в Москве, а раньше чуть ли не сутки ехать.
Ну это я так, резонирую.

Скорость коммуникаций. Классики и современники. Нина Садур.

Когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли, в доинтернетную эпоху авторы книг или пьес и пр. представлялись многим из нас бесконечно далекими. Голым, бестелесным и отлитым в граните текстом. Эти авторы уже умерли, поскольку классики. Либо находятся где-то очень далеко.
Первой пьесой, в постановке которой я принимал посильное участие, была "Дисморфомания". Такая солянка экспериментатора с физфаковским дипломом - Киры Серебренникова. Он позвал нашу группу "Застава" в свой проект, мы там каким-то образом отвечали за музыкальное сопровождение. Сидели в белых халатах санитаров - Влад Щербаченко, Шкара, Антон-скрипач, Борман и ваш покорный слуга. Мне достался узкий не по размеру больничный халат, и когда я дрыгал виолончельным смычком, он трещал по швам. Какой у нас был репертуар? Ну что-то похожее на группу АДО (для тех кто в курсе). Как группа мы были в этом перфомансе чужеродным организмом. Кира оставил меня на несколько спектаклей ("Моцарт и Сальери", ОООО и пр.), а группу больше не привлекал.
Он собрал в "Дисморфомании" солянку из трех авторов. Один из эпизодов, действий написала (вообще, а не для Киры) Нина Садур. Я не знал - кто это вообще. Откуда. Но она "далеко".
А сейчас Нина у меня во френдах. Она - живая. А Кира где-то "далеко". Чудеса.