November 9th, 2013

Москва - это город, где постоянно хватают за рукав

Вот Ольга Туханина спрашивает - почему в детстве так интересно было рассматривать исторические и проч. достопримечаельности столицы, а сейчас как-то не очень.
Я сам впервые слетал в Москву году эдак в 1982-м. Поинэром. И, конечно, интересным и таинственным было все - и Кремль, и скоростные лифты в Измайлово, и открытый зимой бассейн "Динамо" со снегом на бортиках, и метро, и сталинские высотки, и магазины без очередей с шоколадными конфетами и пр. Как будто бы в другой мир попал.
Но это - в первый раз, умноженный на детское восприятие. Ребенок ведь на порядок заинтересованнее взрослого. Ему любопытнее жить на свете.
А другая причина феномена, я думаю, состоит в том, что в 82-м тебя не дергали все время за рукав посторонние. Твое личностное пространство в Москве было совсем иным.
Ну вот, например, безлошадный понаех или турист. Он садится в электричку. И постоянно слышит голос в вагонных динамиках. О том, что "участились случаи ...", что "... разжигать костры", "...будьте бдительны ..." и пр. Мимо него выстаиваются в тамбуре в очередь продавцы чудо-брелоков, реагирующих на свист, детских вертолетиков, чулков-носков, особенных клеев и пр. Стонут и плачут попрошайки. Поют ртом сиротские песни жертвы "локальных конфликтов" в камуфляже (впрочем не имеющие к военным никакого отношения даже в анамнезе). Романсируют блеющие пенсионеры, торгуют своими дисками "подающие надежды исполнители" и пр.
Пассажир хочет отвлечься от этого кошмара, цепляют беруши или чаще - наушники. Коммивояжеры и певцы учитывают эту защиту и вооружаются портативными громкоговорителями.
Пассажир выходит на перрон. И тут же попадает под перекрестный обстрел из станционных динамиков, которые не умолкают не на секунду. "... с платформы номер семь четвертого пути...".
При выходе с вокзала его хватают за руку мошенники-таксисты или носильщики, продавцы паленых мобильников и пр. Турист спускается в метро - там тоже есть динамики. А все визуальное пространство замусорено наружкой.
Он выходит из андеграунда. И тут же его хватают за рукав распространители бумажного спама и газет с вакансиями. Чуть дальше от входа - и вот уже цыганки с сопливыми детьми, профессиональные нищие, алкаши, которым нужно опохмелиться и хер знает - кто еще. Из колонок типо молла, внутри которого проходит маршрут, звучит назойливая музыка. Которую турист не заказывал.
Истерично сигналят пафосные иномарки, владельцы которых полагают, что передние их не по статусу задерживают. Грузят растяжки и биллборды, экраны и пр.
По-моему, это адъ. При Брежневе такого не было. Т.е. личностное пространство маленького человека ужалось до невозможности. Ну и не до осмотра достопримечательностей поэтому.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

И тут снизу постучали

Казалось бы - что может быть пошлее и истеричнее эхомосковского колумниста или интервьюэра?
Может быть. http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/1193938-echo/
Гражданка Франции Серветаз, освоившая грант на книгу про Магницкого и прочие преступления Кровавой Гэбни, в данном случае интересна не тем, что собрала мнения у всех маккейнов и браудеров. А у других - нет. И даже не призывами к россиянам выходить на улицы. Это - неадекват, на грани, но он вполне прогнозируем. И не суждением, что "Маккейну на Путина плевать" (ну а как же... а почему же в таком случае.. Ах, да).
Меня этот диалог заинтересовал прежде всего тем, что Серветаз была раздражена не достаточно восторженным образом мыслей эхомосковского интервьюэра. Хотя Тоня старалась как могла. Рекламировала эту "книгу" и т.д.. Но чем-то не угодила Серветаз. "Я вас не понимать! О чем вы говорить!"
Самсонова, конечно, - полная дура. Которая честно старалась рекламировать русофобскую книгу и подмахивать собеседнице. Но чем-то ее все-таки огорчила. Может быть это - женское, черт его знает.

Вульгарный оккультизм 80-90-х.

Когда я в первый раз подумал, что мой СССР - все.
Это - поздние 80-е. Сеансы Кашпировского, которые транслировались на всю страну в прайм-тайм.
Это - какой-то велосипедист с характерной фамилией Чумак, заряжавший "крэмы" и трехлитровые бидоны с водой через телевизор. Это - некий англоязычный мошенник, который через телевизор призывал сломанные механические часы "тикать".
В то время было всего три общенациональных канала - 1, 2 и образовательный, переходящий в НТВ. И дубы-колдуны воспринимались советским человеком как "политика партии". "Значит это теперь можно и нужно".
Эти традиции позже были подхвачены МММ, "Русскими домами селенги", "менатепами" и пр.
Т.е. не как современное постановочное оккультное шоу типо "Битва экстрасенсов", на каком-то десятом необязательном телеканале.
В то время я даже обрадовался тому, что такое оккультное мошенничество свидетельствует об антинаучном маразме власти. Что она тупая, как выяснилось. Ибо будущее принадлежит мне и другим. Которые придут на смену.
Сегодня я с уверенностью могу сказать - радоваться тогда было нечему. Я был глуп, наивен, и мой тогдашний юный возраст хоть в какой степени меня извиняет.