August 2nd, 2013

Что мне нравится в моей профессии.

При довольно средней по больнице зарплате.
Это - возможность путешествовать по стране (и не только по нашей стране) за счет заведения. Понятно, что я не просто так катаюсь, пишу какие-то репортажи, аналитику, заметки. Однако каждый раз, когда я лечу или еду в незнакомый мне город или регион, проявляется позабытый уже, почти что детский интерес. В данном случае к этому новому месту, к этой природе, к этим нравам или обычаям, к новым людям. Возможно это несколько пафосно прозвучит, но все это коммутирует с еще одним изрядно высмеянным и подзабытым сегодня понятием, которое называется "любовь к своей родине".
Да, и что меня еще радует в железке. Люди там разные. Как и везде. Есть мудаки (хотя откровенных негодяев очень немного), есть воры (хотя их гораздо меньше, чем во многих других сферах). И есть просто очень качественный человеческий материал. Всякое есть.
Но. На инженерном и руководящем уровне ТАМ НЕ ВИДЕЛ НИ ОДНОГО ДЕБИЛА. То есть это - люди одним или несколькими высшими техническими образованиями, технари. Там папа или кошелек не сдаст за тебя экзамены (как в каком-нибудь юридическом институте или "академии" госуправления). Там знать надо. Иначе - никак.
А в той же чиновничьей или милицейской среде дебилов - изрядное количество. Это я мягко сказал.
Ну, за железку! С праздником, дорогие путейцы, машинисты, проводники, вокзальные, инженеры и т.д. и т.п.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Медные трубы

Это - очень серьерьезное искушение и испытание. Ну все мы знаем про "огонь, воду и медные трубы". Человеку поперла масть, пошла фишка. Естественно он считает это обстоятельство полностью своей заслугой.
Хотя многим такая фишка не прет, но ему прет, как он считает, правильно.
Они, которым не прет, об этом и не задумываются. В их жизненном цикле и не надо, чтобы вот так в этом смысле перла, это несправедливо, и они это понимают.
И потом мы удивляемся. Ну вот где этот мальчик, где эта девочка, которых мы знали с детства? Как они переродились, почему это произошли эти необратимые изменения? Что осталось от их совести, осталась ли на их карте метро такая станция?
Это относится не только к человекам, но и к целым государствам и нациям.
Примерно такую преамбулу я оставил бы к рассказу Пелевина "пространство Фридмана". Про баблонавтов.