June 25th, 2013

Про лихие 90-е. Для своих.

В продолжении темы про "Корту", альтистку из Харькова и Петровича.
Оказалось, что несколько моих френдов-ростовчан помнят такую фирму и даже испытывают некоторую ностальгию.
А возвращались мы на следующий день с Петровичем в Ростов груженые оргтехникой. В то время в целях экономии в "Корте" было принято возить товар поездами. Два купе забито битком принтерами, факсами, мониторами и прочей херней. Нам и спать-то толком было негде. Товара на добрые 50 тыс еще ТЕХ долларов. В общем нас из купе выгнали. За 10 минут до отправления пришел начальник поезда и предложил выметаться. Поскольку у них будет проверка в Воронеже. Иначе он вызовет мусоров. Мы, до этого заплатившие носильщикам, грузовому такси, вымелись. На перрон. Мобильных тогда еще не было, звоню в "Корту", что делать? Никого ес-но нет. На перроне гора этих коробок. Поезд ушел. Пошел смотреть расписание, Петрович на шухере. Есть левый поезд на Ростов в полвторого ночи. Думаю - ну а если они опять скажут, что у них проверка в Воронеже? Пошел на стоянку, вижу - грузовичок. Предлагаю водителю сто баксов - помочь нам загрузиться и съездить в отстойник на этот рейс. Соглашается. Покупаю плацкартные билеты на два общих купе, и мы подъезжаем в отстойник (я понятия не имел - где он находится). А там, в том вагоне, который по билетам, два молодых проводника, железнодорожных студента, парень и девушка. Объясняю ситуацию - "не хотите подзаработать"?
*Все это для меня абсолютно непривычно, я никогда не давал взяток, не "решал вопросы" и пр.. Они тоже соглашаются.
И тут перед нами вырастает милицейский бобик. Это когда уже мы коробки в вагон носим. И два мусора. "Что везем? Куда?"
Что с этим делать? Наверное деньги платить. Какие? И как? Мне неудобно платить деньги. Они видят заминку и заявляют (видимо, место прикормленное, мы не одни такие умные - загружаться в отстойнике): "Говори, что ты хотел сказать". Даю им сто баксов. Мусора молча берут деньги и уезжают. В коробках могли быть наркотики, взрывчатка, что угодно, это их совершенно не волновало.
Я, Петрович и водитель грузовика таскаем дальше коробки через пути. Зарядил дождь, темно, не май-месяц, холодно. Коробки мокнут. Оказалось, что даже в старом плацкартном вагоне есть куча нычек, люков и прочих запечных дырок, куда все это можно запихнуть. К путям подъезжает шестисотый "мерс". А мы таскаем. Выходит какой-то пупс с цепом на шее, скорее всего по наводке тех же мусоров. "Кто здесь старший?". А такого вопроса предварительно не было. Старших в эту поездку не назначали. "Ну я. Ты, Петрович, таскай, не отвлекайся". "- Чо везем? На нашей поляне. Половина этих коробок наши!" Я ему говорю - наш начальник стоит на Казанском вокзале. Поговори с ним, со мной не надо говорить. Он тебе все популярно объяснит". Пупс на секунду зависает, потом говорит ОК, вот там и поговорим.
Я лихорадочно соображаю - какой нах начальник? И что я буду говорить на вокзале? Кроме этого пупса в "мерсе" еще четыре хари из окон высовываются. А у меня пукалка - газовый пистолет с пистонами. А Петрович и водитель таскают и таскают.
Голь на выдумки хитра. На мое счастье на Казанском вокзале стоял капитан милиции. Спрашиваю - кто на этом вокзале самый-самый крутой. - А тебе зачем? - Хочешь сто баксов заработать? Не отходя от кассы? - И чо? - Так кто? - Полковник Кабанов. Или попросту Кабан. - Вот тебе сто баксов - придут пупсики, я тебе покажу. Так скажи им, что Кабан разрешил. И все". Он тоже завис, потом взял деньги.
- Говно вопрос.
Я побежал на вокзал звонить домой Владу, одному из владельцев "Корты". Говорю - ну вот встречать нужно вот этот поезд, а не тот. А еще у нас какие-то терки с местными бандитами. Ну я побежал".
И обратно, поезд отправлялся. Капитан уже беседовал с этим пупсиком. Тот с раздражением, но что-то утвердительно кивал.
Когда я запрыгивал в вагон, капитан мне подмигнул.
А у Петровича, когда уже все вроде бы закончилось, объявилась в пути лихорадка. Температура на нервной почве - под сорок. Девчонка-проводница отпаивала его какими-то настойками и таблетками. А у меня уже не было карманных денег, чтобы им за все заплатить. Закончились. Сказал, что в Ростове заплатят.
А еще в районе Гуково подмыло опору, и мы стояли часа четыре. Петрович подумал, что это - бандиты хотят украсть у нас оргтехнику.
А уже в Ростове нас встречали автоматчики (вот ведь сервис, частная фирма заказывает людей с калашами). А также Влад и микроавтобус.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Чебурок

Помню мы стайкой, сестра, две двоюродные сестры поднимались за дедом Максимом в "гору". В степь. Я там самым старшим был, мне лет семь - солидный возраст. А дед молчалив, слова из него не вытянешь. И вдруг он начинает нам рассказывать о степных травах. Например: "это - чебурок". Двоюродная сетстра Галя - "Деда, где чебулок?" Дед указывает куда-то вниз, в траву. Я вижу этот чебурок. Маленькая, смешная травка с крохотными голубыми цветочками. А Галя совсем еще дите. По направлению она видит маленький коричневый шарик - козью какашку. Берет ее в ладонь и улыбается: "чебулок!". Катя и Инна тут же находят рядом козий или овечий навоз. Чебурок! Чебурок!" Какашки зажаты в ладонях. Дед ничего не говорит, а глаза его смеются.
Чабрец - это вообще парфюмерия степи. Если пить чай с чабрецом или с мятой, то только со свежесорванными кустиками.