May 9th, 2013

Двоюродный дед

Логвен. Он тоже воевал, как и родные. Он из той же станицы, что и дед Максим. В 43-м получил тяжелое ранение, его комиссовали. Левая рука у него с тех пор почти не сгибалась в локте. Вернулся в станицу сразу после ее освобождения.
Отец рассказывал, что Логвен устроился сторожем на бахчу, на пЕски. Урожай арбузов в 40-е был нереальный. Там в сторжке у деда был целый склад какого угодно стрелкового оружия, нашего, немецкого от пистолетов ТТ до "шмайсеров". Пацаны бегали к нему за арбузами и на "дай пострелять".
Бои в степи велись нешуточные, это ведь неподалеку от Калача-на-Дону. А покалеченную тяжелую технику, танки и гаубицы растянули тракторами только в 1953-м.
Дед Логвен под конец жизни уже хорошо закладывал за воротник, жил огородом и хатой, мало с кем общался. Но детей любил по-прежнему. Отцу в его детстве одной своей рабочей рукой выстругал лыжи и смастерил санки.
А в буфете у него всегда были припасены пряники для внучки и двоюродных внучат. Приходишь в хату, дед привычно спит на топчане. Видит тебя, оживляется, сразу лезет в буфет за пряниками. Они могли быть и черствыми, пахнуть буфетом. Потом обязательно - экскурсия по его огороду.
- Видишь, Валэрка (как Санкъя), вот эти арбузы? Выбирай себе - сколько можешь снести".
А арбузы размером чуть больше теннисного мяча. Сладкие, с семечками, но с тонкой кожурой и маленькие. Я срывал несколько штук и тут же лопал.
Дед форсил. Или панковал, я уж не знаю, у него много было необычных вещей. И эта карликовая бахча в том числе.
В общем много про Логвена можно рассказывать. Но я лучше за него выпью. Светлая память.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Приличные люди. "Ты не один".

У нас как-то сложился принципиальный спор с "приличными людьми", хотя даже и среди этих людей (хотя, казалось бы, - откуда им там взяться?) есть приличные.
То, что вы пишете о войне, как мне представляется, в основном правильно и очень трогательно. То, что это задело вас за живое, то, что есть гордость и за своих предков, и за свою историю, и за армию, то, что вы стоите за честь Родины, это очень приятно. И даже в какой-то степени неожиданно. Мы, оказывается, многое понимаем и многое можем.
Спасибо вам за это. Это очень согревает.
Ну а следующую рюмку мы в Купавне поднимем за то, чтобы все это чувствовалось и происходило не только по большим праздникам.