April 8th, 2013

Валера, я ...

Смерть он-лайн.
Ну вот мы теперь живем в он-лайне. Многие из нас. И когда я умру, об этом немногие узнают и через два дня забудут.
Года два с половиной назад заболел редактор. Александр Яковлевич. Несколько месяцев я исполнял его обязанности. Он лечился. Сначала он не мог пить спиртное (что для творческого человека есть большой недостаток), потом есть. Что-то там болело. ОН перестал появляться в редакции.
Александр Яковлевич обрщался к разным докторам, но они то ли не хотели поставить диагноз, то ли не хотели его озвучивать. Но я об этом мало что знал. Мне казалось, что это ипохондрия. Ну как такой элегантный человек может заболеть? Ну скоро вернется.
Но все тексты номера я исправно отправлял ему на почту. Куда-то. Он их просматривал. Как-то он нагрузил меня кучей всяких претензий. Сначала я обиделся. И даже просто вознегодовал. Ну что за хрень? С ума он что ли сошел? И только через несколько дней дошло (иногда до меня очень поздно доходит). Я еще раз перечитал этот ответ и почувствовал в нем жуткую боль. Ну это как у вас болит зуб, а вам в этот момент нужно быть объективным.
Я спросил по почте: "Александр Яковлевич, что с вами?". И получил ответ: "Валера, я"... С многоточием. Через два дня его не стало.
На похоронах покойник был мало похож на Алекандра Яковлевича Обертынского. Он за полгода борьбы со смертью стал желтым и совершенно высох. Поэтому за все это время он ни разу так и не появился в редакции.
После его смерти кузьмичи и самохины стали отжимать акции у родственников Обертынского и проводить какие-то кадровые перестановки. И на все это было не очень приятно смотреть.
Прощались мы с ним в Доме Кино на Пушкинской.
Но я вернусь к теме.
Смерть и "Валера, я ...". С запахом смерти.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

С мольбой о бесснежном лете

Ходит по сети боян про то, как москвичи просят Дедушку на небе и Гидрометцентр. Мол, сделай так, чтобы летом хотя бы было мало снега.
Однако я думаю, что при таких катаклизмах самые суровые проблемы будут не у москвичей и гостей столицы. А у сельхозников.

Давайте порефлексируем

О чем свидетельствует наличие глубокой или хотя бы многословной рефлексии? О том, что у ее носителя или источника большой резерв свободного времени. Либо о том, что он - профессионал именно по рефлексиям и умеет качественно имитировать рефлексивный оргазм или диссонанс. Он как актер имитирует своего персонажа, пытаясь убедить режиссера или собравшуюся на огонек публику. Если человек с утра загружен работой (т.е. именно работой, пахотой, а не офисным сидением в соцсетях с соответствующей минимальной оплатой труда), а с вечера - семьей (иногда хватает одной только работы) , у него нет экзистенциальных проблем. Вопросы бытия ему кажутся смешными, неважными или несуществующими.
Есть еще один вариант подобной рефлексии. Человек, который по уши загружен, нажрался. Сейчас у него нет свободного времени. Но когда-то оно было и остались какие-то вопросы.
Правда многие просто нажираются и все. Без выдающихся рефлексий.
Из этих очевидных аксиом можно получить массу интересных следствий и частных случаев. Например, если человек бесплатно пишет часто, много и красиво, то личная жизнь либо отсутствует, либо находится в глубоком кризисе. Он считает свою работу никчемной или компромиссной или вообще не работает и пр..
Теперь думаю - насколько красиво я сам отрефлексировал тему.

Ши из сука

Я не думаю, что мнение провинциала что-то добавит к мифологическому образу усопшей старушки, но свои пять копеек обязательно вставлю. О чем говорить, если есть о чем говорить? Надеюсь, что она не слишком обидится.
Я воспринимал ее физиогномически, совершенно не вдаваясь в подробности ее внешней и экономической политики. Советские телемомонтажники умели подбирать нужные ракурсы. Да и хронология самих британцев много позже не добавила вистов усопшей.
В общем с детских лет старушка представлялась мне эталоном британского лицемерия. Я даже не скажу, что в совсем плохом смысле. Ну каждый как-то устраивается, решает свои нравственные, этические или политические проблемы. Я бы решал их иначе, но вот эта старушенция воспринимает мир вот так. Видимо, это как-то было связано с восприятием реальности от правящего политического класса Британии.
Но она ее физиономия мне казалась просто маской, суть - глумливой насмешкой над избирателем, политическими противниками и пр.
Но рассказать я хотел даже не об этом.
В четвертом классе родители спросили меня: чего ты хочешь - велосипед или зимние каникулы в Москву? "- Велосипед!!!!" В общем под новый год полетел за 72 рубля в Москву, хер там велосипед, "Урал" или "Кама".
Поселили нас в Измайлово", в корпусе Б. Жил я на двадцатом этаже. В холле познакомился с каким-то англичанином. Типо: "Ду ю спик инглиш?" Э литл бит - Оу, гуд инглиш". В общем по-русски он ни бельмеса. А я маленький, и хотя пятерка по английскому, не особо в нем по большому счету понимаю. Но пока мы играли в пятнадцатикопеечные автоматы в холле, ждали скоростного лифта и поднимались вверх, я выяснил вот что. Он - майнер, шахтер. Старушка зарубила им зарплаты, начала эти шахты закрывать. Ну вот как Ельцин, к примеру. Советское правительство (Никакого Горби тогда еще не было) организовало что-то вроде НКО в Британии. Через них шахтерам поступали бабки, продукты, одеяла и еще какая-то херня. А это майнер из профсоюза прилетел в Москву для того, чтобы решить какие-то вопросы по этим поставкам.
В общем когда мы подымались в лифте (мне на 20-й, а ему еще выше) майнер что-то такое высказал в адрес старушки. Я типо вот? Вот? Он говорит как это будет ин рашн? а. Ши из - СУКА!!! А тут мне выходить. Я вежливо попрощался. Потом думаю раз так, то точно - сука.