February 6th, 2013

В прошедшем времени

Александр Морозов - один из авторов, в творчестве которого самое интересное - это чужие цитаты. Вот они пишут:
http://www.colta.ru/docs/12620

Процитированный Александром Борис Капустин дает автору ключ к разгадке: "мы привыкли думать, что «гражданское общество» — это совокупность различных институций, как бы дополняющих государство или противостоящих ему, то есть некая инфраструктура со своим дизайном. Но на самом деле «гражданское общество» — это очень короткая по времени существования, неустойчивая (если брать химические аналогии) субстанция, возникающая в моменты общественного пробуждения. «Гражданское общество» — это не инфраструктура, а то состояние населения, в котором оно совершает переход с одного этапа на другой в период модернизации системы".
Ну куда уж проще и доступнее для гоповца?
Автор добросовестно цитирует политолога с йэльским бэкграундом, но совершенно не понимает - о чем тот толкует. Если бы он его не процитировал, я бы подумал, что делает вид, что не понимает.
А само авторское - это какой-то заполошный вздор в каждом предложении, в каждой идее. Ну например:
"В январе 2013-го уже отчетливо виден и распад «коалиции перемен». «Ведомости» не только изменили дизайн. Они подкрутили и фитилек политических редакционных колонок. Сайт «Эха Москвы» медленно приближается к формату классического сурковского медиа (обложка обильно украшена Железняком, Плигиным и проч.), приходится идти на «баланс мнений»".
Для политолога - это совершенно наивный текст. Разумеется любой механизм (включая "пятую колонну") не может долгое время работать на износ и во все горло. Появляется множество рисков, увеличиваются затраты и пр.. Задача этой пятой колонны - подогревать стабильный негатив, а не орать во всю глотку. Тем более, что бесполезное или бессильное (хотя и пафосное) беснование девальвируется. "Ко всему привыкают люди - так заведено на земле". Когда и если будет нужно (причем не факт, что в максимальной интенсивности) внешние и внутренние альтернативные политические игроки включат свои вполне ограниченные ресурсы на полную громкость. И тогда поднимется реальный вой, мурзилки станут убедительно кататься по полу, грозить и расчесывать язвы. Но этот факт не слишком зависит от внутриредакционной политики "Ведомостей" или "Эха Москвы". 
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

О поэтах и поэзии. Почему мы материмся?

"Пришел Незнайка к Цветику и говорит: "Цветик, я тоже поэт!", а тот говорит: "А придумай мне рифму на слово "пакля". "Хуякля" - немедленно среагировал Незнайка. "Нет, Незнайка, ты не поэт. Ты - бард!"

А почему мы так много и часто материмся? Мат от слова "мать" кстати.
Я в армии матерился. И сейчас время от времени. Ну, вы знаете. Потом, после армии, вроде бы попал в приличное общество, перестал. Никогда не матерился при женщинах или при родителях, вообще - при родственниках. 
В десятых, с развитием интернетов мат стал тривиальным новоязом. Разумеется он уже совершенно отвлеченный, это скорее эмоции и междометия. Он в буквальном смысле не имеет в виду то, что содержит. 
И довольно странно, что мат как средство выражения эмоций перекочевал из провинции в столицу. Нигде так не матерятся, как в столичных офисах. Ну почитайте например Фб или вконтакт, поймете - о чем я. Я лет шесть прожил в Москве, работал в четырех офисах, примерно понимаю - о чем говорю. 
Но стереотип до сих пор таков: матершина - это те три буквы, на которых держится забор. И эти три буквы нацарапал полуграмотный генетический урод, сын сантехника и торговки мясом. 
Но вот ведь парадокс - в патриархальной глубинке матерятся много реже. И чаще - по теме. Наверное потому, что там чувствительнее относятся к словам. Они имеют значение. "Еб твою мать" там - не междометие. 
Прошлым летом я был в родовом гнезде - в станице Советской, ездил к родственникам в Боковскую. И не услышал ни одного матерного слова. Не увидел ни одной неприличной надписи. Даже в станционном туалете (где обычно пишут что-то типо "сосу. моб такой-то" и пр.) все стерильно кроме запаха. 
Не изображая собственную лингвистическую девственность, все-таки хотелось бы понять природу этого феномена.