November 9th, 2011

Застывший художник

Сегодня долго разговаривал с главным архитектурным начальником Чечни. К сожалению не получилось лично, но получилось по телефону. К финалу беседы я понял, что телефонных разговоров в этом случае явно недостаточно. Собственно с самого начала он так и сказал, что здесь нужно долго и внимательно слушать. А без личного контакта получится разве что типовое интервью.
Этот архитектор работает в Грозном еще с конца 60-х. Он был участником и свидетелем развития города в последние 40 лет.
Поскольку архитектура, по некоторым оценкам, - застывшая музыка, то архитектор - застывший художник.
Когда-то я беседовал с ростовским архитектором, который специально выбирал объездные маршруты только для того, чтобы по дороге не увидеть известного в городе здания, построенного по его проекту. "Я им предложил для облицовки армянский туф. И что эти сволочи сделали? Покрыли современную бибилиотеку аляповатым дерьмом! Не хочу этого видеть..."
Тогда-то я и понял, что архитектор - это застывший художник. Вроде бы с ним хорошо расплатились за эту библиотеку. Но испортили его замысел.
Потом я еще несколько раз общался с архитекторами и чаще утверждался в своем мнении, чем видел ремесленника, который работает исключительно за деньги. Имея виду профит, а не конечный архитектурный результат. Хотя и типовых архитекторов, торгующих типовыми проектами домов, коттеджей и пр. видел вполне достаточно.
Представим себе чеченского архитектора в начале нулевых. Город разрушен, его еще не освободили от снарядов и мин. Живых мест почти не осталось, пейзаж чем-то напоминает Сталинград в 43-м году.
И даже более того. Ростовчане (парни из ЮСК например), которые мужду чеченскими войнами восстанавливали в Грозном канализацию, водопровод, лечили трансформаторные будки и подстанции, говорили о том, что там и без войны война. Все эта инфраструктура даже в относительно мирное время, с конца 80-х приходила в запустение, в разруху, в говно. Ведь все это нужно было обслуживать, а не было кому. И они чаще чинили эти подстанции не от попадания снаряда, а именно от разрухи.
К концу 90-х чеченский архитектор Джалал мечтал о будущем Грозного. На развалинах этого города. Типо "У меня есть мечта". Ездил в Москву, предлагал, пробивал, согласовывал какие-то планы развития и т.д..
В Грозном появились 3-4 кластера, которые в первую очередь должны были обустраиваться. Жилые кварталы, дорога из аэропорта, печально известная площадь "Минутка", центр - проспект Победы (сейчас он именуется проспектом Путина, но грозненцы чаще называют его по-старинке), потом - набережная Сунжи, крупнейшая в Европе мечеть, стадион, "Грозный-сити" и пр..
Я понимаю, что главный архитектор - это во многом и компромиссная должность, которая учитывает интересы власти, застройщиков-подрядчиков и т.д..
Но я думаю, что профессия архитектора сродни профессии врача. Она и в политике, и в бизнесе, но она и вне политики.
Архитектор думает о том, как в этом месте будут жить люди. Каким будет город.
Жаль, что обо всем этом сложно поговорить по телефону.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Фобос грунт

У меня появилось ощущение, что Россия в освоении космоса, в ракетных технологиях вернулась в 50-60-е годы. Нам необходимо провести какое-то количество экспериментов для того, чтобы уверенно что-то запускать в небо. Количество неудачных запусков в 50-х было примерно таким же, как сейчас.
В то время отрабатывались технологии, собирались научные коллективы, создавалась производственная база и т.д..
Если мы не можем гарантировать хотя бы 80%-й успех амбициозных запусков (или доказать, что нам мешают внешние источники Добра), то лучше с ними повременить. Не запускать людей или дорогостоящее оборудование, но пока потренироваться на болванках, белках и стрелках (можно даже на обезьянах, как когда-то американцы).

Такой футбол нам не нужен

Эта фраза написана на обратной стороне маек футболистов сборной России по футболу.



Речь идет о последней тренировке российской сборной. Наверное немногие знают, за что полиция, охранявшая грозненский стадион, разбила нос и сломала ребро хавбеку команды "Краснодар" Спартаку Гогниеву. Я тоже этого не знаю, поскольку видеозапись инцидента была предоставлена КДК, но не обнародована до сих пор. Известно лишь, что в концовке матча молодежных составов "Терека" и "Краснодара" он получил красную карточку и ушел в подтрибунное помещение, где все и происходило.
Спартак, кстати, сам родом с Кавказа, из Владика. Он - осетин. Осетин и форвард сборной Алан Дзагоев (его можно найти на этом фото).
Конечно хотелось бы видеть в лице чеченцев не местную полицию, которая избивает футболистов, а делегатов в сборную России по футболу.
Любопытно, что и у самих кубанцов есть довольно странные эпизоды с рукоприкладством. Например черногорский футболист "Кубани" Никола Никезич, который пожаловался в КДК по поводу избиения. Но его жалоба осталась без удовлетворения.
Понятно, что Никола оказался селекционной ошибкой "Кубани", но бить-то его зачем?
В общем - такой футбол нам не нужен.