September 11th, 2011

От националистов воняет арабской "весной"

А также осенью, зимой и летом.

http://tor85.livejournal.com/1869337.html

В "партии жуликов и воров" собственно жуликов и воров действительно больше, чем мне хотелось бы в ней видеть.
Однако там есть и очень квалифицированные управленцы, и даже, страшно сказать, - патриоты, имперцы и пр.
Но если для лозунга необходимо максимально упростить смыслы, то да. Пусть будет партия жуликов и воров.
Мои основные претензии к этой партии состоят в том, что она не является партией, у нее нет субъектности. Это - арифметическая сумма бюрократов, партхозноменклатуры, которая своим членством выражает естественную потребность быть во власти и больше ничего не выражает.
Ее так создавали.
Теперь перейдем к олухам, которые записались в "русские националисты". Отсыл Тора к браудерам не случаен. Вряд ли он не понимает генез этих кадров, которые только на первый взгляд выглядят здесь полезными американскими мошенниками.
Дело в другом. Дело в том, что этот формат "русского национализма" то ли утратил, то ли не обрел имперский дух.
Что этим людям нужно? Точнее какие цели у них декларируются?
"А давайте отделимся от Кавказа, и тогда "чернозадые" перестанут нас обижать". И в этом, и во многих других вопросах есть очень инфантильное представление о Добре и Зле для русской нации.
Вот это все ровно то же самое, что было у бедуинов в Африке. Межклановые, межконфессиональные и межкастовые противоречия.
Добрый американский дядя должен прийти и покарать злых, вороватых туземных чиновников (неправильные роды, племена и пр.) и обустроить мир и гармонию. И чтобы жрать мне было в три горла.
Во-первых, добрый американский дядя понятия не имеет как это сделать. Чему есть множество актуальных примеров. Он знает например сколько стоит и догадывается - сколько будет стоить бочка нефти.
Во-вторых, это - точка зрения бедуина. Крылов, Холмогоров, Тор и пр. - это наши бедуины.
Вы когда-нибудь слышали о том, чтобы "русские националисты" рассуждали об образовании, о развитии науки, о сохранении великой русской культуры? Мне пока не доводилось. Я слышал скорее жалобы сытых людей.
В этом смысле мне симпатичнее уже и большевики, которые при всех своих издержках думали о развитии великой нации. Которую они назвали "советской". Или эти парни на манежке. Ведь они не будут цитировать браудеров. Они по крайней мере не станут призывать американского дядю к наведению порядка. Они отвечают сами за себя. Поскольку они не бедуины.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Публицистика будущего

Как давать ссылки с этим криворуким суповским говном? Я перевожу текст в "визуальный редактор", вставляю ссылку, куда ее положено вставлять  (с зеленым шариком), ссылка не желает туда лезть. Т.е. нельзя нажать ОК. Если ссылка все же нажимается, то ее очень сложно поставить туда, куда нужно, приходится возвращаться в редактор html, а потом обратно. В визуальном редакторе невозможно ставить курсор туда, куда необходимо и пр.. Ентер не означает перехода к новому абзацу (курсор остается на прежнем месте) и вообще нет ощущения контроля над собственным текстом. 
Но, в прочем, песня не о том. В данном случае не получается вставить ссылку на: amoro1959.livejournal.com/1494066.html
Откуда есть цитата: Шенкман пишет, что Пелевин в 90-е был как бы "литературой", а в "нулевые" стал самой "жизнью".
У Пелевина в рассказах или романах Шенкмана пока не было, но были пушкинисты и шекспироведы Шитман и Говнищер.
Как естественное развитие литературной критики - появились пелевинисты или пелевиноведы.
Есть отличие некоторых произведений Пелевина от актуальной "еврейской" сатиры. Т.е. от Петросяна-Жванецкого-Хазанова и пр.. Позднесоветская сатира имела в виду сегодняшний ей день. Сатира Пелевина несколько опережала современную публициситку - лет на 5-7. "Поколение Пи" - это откровение для своего времени, хлеб для будущей иронической публицистики (через 5-7 лет) и общее место для сегодняшнего дня. Сейчас это скучно читать.
Но это не значит, что Пелевин интересен только публицистикой, написанной для настоящего или немного его опережая.
Сборники "Синий фонарь" или "Желтая стрела" выходят далеко за публицистические рамки. "Вервольф", "Вера Павловна", "Ухряб", "Синий фонарь", "Шестипалый" и пр. - это то, что может жить и 100 лет.