February 28th, 2011

Послевкусие революции

Африканская болезнь удивительна соедующими нюансами. Я не вижу внятных требований со стороны революционеров. Ну за исключением главного - отставки первого лица или правящего кабинета. Но это - эмоция, на ней сложно ехать долго. Совершенно очевидно, что очередной многолетний дуб-колдун черной масти населению надоел до рвоты, и оно хочет от него избавиться. Но ничего кроме этого и общего пожелания жить богаче и счастливее (в любой стране найдется немало обойденных бедняков и медвежьих углов) в мессаджах туземцев нет.
В диктаторских странах оппозиция или отсутствует или находится в полубессознательном, маргинальном состоянии. Поэтому она не может сразу же подхватить флаг, заявить себя в качестве альтернативного кабинета, представить связные политические и экономические требования и пр.. И никакой засланный Аль Барадеи там не доктор.
Совсем другое дело революция в относительно демократической стране. Допустим в России начала прошлого века.
Или - оранжевая и розовая революции, которые готовились в США и опирались на действующую или оппозиционную (при власти) номенклатуру. На "предателей" при власти, бизнесе и СМИ. Там не было проблем с ближним горизонтом событий (были - с дальним, с прогнозом на несколько лет, а не на несколько месяцев). Народу точно также остоебели и Шевраднадзе, и Кучма. Он вышел несколько раз на площадь, принял участие в театрализованных шоу, в общем сделал свое дело и пошел спать. Не понимая толком что, собственно, произошло.
Но там было кому подхватить власть. Одни кандидатуры заранее были утверждены вашингтонским обкомом, другие, поменьше, определялись в процессе торга.
Дальше было сложнее. Тюльпановая революция провалилась потому, что народ Киргизии тоже хотел жить богато и счастливо. Но никаких идей приближения этой жизни окромя как грабить свергнутую власть, магазины и соседей у него так и не появилось. Сформированная из не пойми кого, с бору по сосенке оппозиция должна была перехватывать власть и выражать непонятно какие интересы. Или просто тушить пожары.
А что сейчас с африканской болезнью? Что происходит в том же Тунисе? В Египте? Свергли Мубарака, кто вместо него? О чем торгуются новые власти с революционерами? Какие переговоры ведет Вашингтонский Обком, ЕС, Израиль, Россия и т.д.? Как новая власть там формируется? Что происходит в Йемене или Бахрейне? Какие торги? Ведь это и есть самое интересное. Народ там свое на данный момент отплясал.
Между тем что наши, что западные СМИ бьют по хвостам. Рассказывают исключительно о ливийских кровавых картинках или откровенно занимаются той или иной пропагандой.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Весна наступит скоро

До календарной весны осталось пять часов.
А посему хотелось бы уйти от политики и подумать о вечных ценностях.
Представьте, что вы сами фантазируете себе идеальную обстановку для сна. Допустим - детство, накрахмаленные наволочка и простыни, в комнате свежо, с балкона дует, постепенно вы согреваетесь...Или незнакомая провинциальная гостиница, занавески, тумбочка-телевизор, за окном время от времени шуршат машины, в тишине по коридору слышен утробный звук сливного бачка. Или гамак в саду, комары, птички, сверчки, остывающий воздух.
Приветствуются и самые типо пошлые варианты: Типо ночь. Сейшелы. Вы на пляже. Где-то шуршат черепахи. Или Hyatt, пентхаус, вы в спальне, зовете обслугу с ведерком шампанского.
Ну или вы - Незнайка, летите на Луну, уснули как получилось, в невесомости.
Только для того, чтобы не умножать сущности, сон для одного.

Писатель vs журналист. Идеология vs религия.

Как мне представляется, журналистика относится к литературе примерно так же, как идеология к религии - то есть является ее субститутом.
Мы сегодня наблюдаем как в мировой политике идеология противостоит религии - весьма показательный процесс. Идеология использует практически те же термины, оперирует понятиями добра и зла, но она не в силах сделать декларируемый идеал нормой жизни души. А религия тем и ценна.
Точно так же и журналистика: она вроде бы о важном и значимом , и хочет сделать значимое интересным - ну чем не литература? Отличие лишь в том, что журналистика не в силах определить что есть значимое, а что нет. Для этого ей придется перестать быть собой, не обслуживать сегодняшний день.
Нет такого журналиста, который не мечтал бы втайне, что он еще и писатель. Однако, для того, чтобы стать писателем, придется перестать быть журналистом.
В Древней Греции журналистики не было (трудно назвать архонтов журналистами), а вот когда идеологическая журналистика в Новое время потеснила литературу, последней пришлось доказывать - ну вот как здесь, например, - что она не хуже журналистики, тоже умеет про значимое. Возник смешной парадокс : то, что значимо в литературе, ровно ничего не значит для журналистики, о чем же спорить?
Религия должна сегодня оправдываться перед идеологией, так уж получилось, что все прогрессивные люди у нас принимают тень тени за сам предмет. Платон в диалоге "Горгий" разводит человеческие деятельности как "искусство" и "сноровку". Врач - и повар, например. И так далее.
В контексте этого рассуждения, журналистика и литература различаются примерно так же, как умение сморкаться и знание медицины.
Максим Кантор

Взято отсюда: http://www.snob.ru/selected/entry/31766?page=6

Причина спора здесь не имеет значения.
И все же думаю, что большая часть журналистов сегодня - просто ремесленники, обслуга, исполнители. Они обслуживают отрасли экономики, власть, политиков, социальные группы, компании и пр.. Это ремесло не больше, но и не меньше. Такое же, как починка обуви, мерчендайзинг или стрит-фуд.
Среди журналистов найдется не так много людей, у которых есть амбиции видеть в своем ранце писательский (в хорошем смысле этого слова) жезл. Они обычно даже не понимают что это такое. И видят в лучшем скорее - редакторский, либо просто меняют профессию на смежную.

Веди себя хорошо

 
 Советская, ностальгическая группа адо. Аналогов гендерных разборок в советском роке не так много. Допустим песня Науменко "Ты - дрянь". У Макаревича были какие-то претензии. А у адо это такая лебединая песня хрупкого, совестливого интеллигента. 
С одной стороны - бессмысленное занятие перевоспитывать взрослого человека, читать ему проповеди. Это скорее признак слабости. Его нужно либо принять таким, какой он есть, либо навязать свою волю, либо попрощаться. 
С другой - ну хотя бы ради искусства эта тема актуальна и должна быть. 
Герой популярных песен изменился, он всегда либо виннер, либо на это претендует, идет к успеху.  
Ну и веди себя хорошо, размеется.