September 19th, 2010

Нетерпение либерального сердца

Известное письмо Юргенса, которое разошлось на цитаты, можно объяснить либеральным нетерпением. "Ну когда же? Когда? Дух Бориса Николаевича, скажи, как долго продержатся у власти большевики?" И в самом деле - до выборов осталось не так много времени, третий срок - и портал закроется надолго.
Конечно правящая бюрократия - никакие не большевики, это представители крупного и среднего капитала, аффилированного с государством, лоббисты, а также рядовые столоначальники и системные коррупционеры. Которые фактически управляли страной и при Борисе Николаевиче. Но драматургия у спиритического сеанса примерно та же.
Pr-охранители, подогревая в сети и прессе интерес к выступлению Юргенса (помощника президента РФ на секундочку) совершенно справедливо указывают ему на цитаты, которые вполне можно считать проявлением русофобии, сиречь расизма. Однако обеспокоены они не русофобией, а подковерной войной между командами Великого Модернизатора и ВВП.
Нужно также понимать, что сам смысл слова "модернизация" лишен содержания. "Хочу, чтобы завтра было как в Европе" - это не модернизация, это "ускорение", пустой звук. Примерно как упомянутая в статье про Юргенса "городская урбанизация" (звучит как минимум комично, примерно как "мужской половой хуй").
Модернизация - это эвфемизм "ускорения", "перезагрузка" - эвфемизм внешнеполитической "перестройки", Медведев в Макдоналдсе - все равно, что Горбачев в Вашингтоне и т.д.. Но на этот раз трагедия (или комедия, для кого как) превратилась в фарс, в мимикрию.
Народ не хочет "перестраиваться"? Ну в этом смысле совершенно точно - не хочет. Второго ГКЧП, распада страны он не хочет либо по каким-то идеологическим соображениям либо по инерции или от отсутствия интереса к проблеме. Может быть это не так уж плохо?
В 80-е был такой абсурдный лозунг: "Перестройку нужно начинать с себя!". Имелось в виду например, что рабочий должен прийти на фабрику и самостоятельно повысить собственную производительность труда. Слова Юргенса, в чем-то справедливые, не лишены все же этого перестроечного абсурда.
Обществу не нужно задавать вопросы по типу: "Хотите ли вы модернизации управленческого аппарата фискальных органов" и т.д.., а потом ссылаться на полученные в опросе ответы. Опрашиваемый совершенно справедливо пошлет социолога туда, куда ему и следует идти с такими вопросами.
Нужно спрашивать например: "Считаете ли вы, что гаишники грабят водителей?". Тогда и найдем пересечения с "модернизацией".
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Дядька Савелий

Сегодня с отцом за рюмкой чая вспоминали дядьку Савелия. Это - старший брат моего деда Максима. У них в семье было семеро детей, Савелий старший, Максим - младший. Отсюда большая разница в возрасте.
Собственно мне вспоминать было нечего именно о Савелии, только о его потомках, которых я несколько лет назад навещал во Франции (это - город Шатобриан). В общем-то французские Павловы русский знают плохо, православные, очень доброжелательные и вообще это - отдельная история.
Так вот как отцов дядька Савелий оказался во Франции?
Дело в том, что царское правительство во времена первой мировой отправило французам несколько отборных казачьих частей. Для того фронта. Туда попал и Савелий. Получил несколько наград французского правительства. Война закончилась, как известно, Версалем.
Возвращаться к большевикам Савелий не захотел. Что делать с оставшимися после войны казаками французы не решили - выкручивайтесь, казаки, сами. Но и не преследовали их как незаконных мигрантов. Савелий устроился к местному виноградарю помощником. Там дальше, видимо, начинаются семейные легенды о похождениях Савелия в Шатобриане, о том, как работодатели переодели их в штатскую одежду и как выдали чуть ли не тросточки с котелками для выхода в город. И как Савелий после загула в городе приходил домой и швырял котелком и тросточкой по местным собакам, которые не радовались его возвращению.
Но что действительно реально - во время второй мировой Савелий на подводе приехал из Франции в хутор Черняховский (переименованный в станицу Советскую). Франция была оккупирована, и малая родина Савелия была оккупирована. Но добраться из Шатобриана до Советской, как это ни странно, было возможно.
Отец был совсем ребенком и помнит все это смутно. Савелия помнит, конечно, а события не очень. Об этом рассказывала моя бабушка, Мария Емельяновна.
Какая должна быть тоска по родственникам, по своей земле, чтобы приехать в свое родовое гнездо при таких обстоятельствах? В Советской Савелий был недолго - придушил местного полицая, который угрожал нашим родстенникам по праву своей должности. Ему пришлось бежать. Как он вернулся обратно - бог весть. Дочь этого полицая через несколько лет, после того, как война закончилась, стала соседкой Павловых. Звали ее необычно - Павлина. Или "Павочка", как ее у нас было принято называть.
Да, а под конец войны, в 1944-м Савелий стал участником французского сопротивления. Они со своим братом Максимом (моим дедом) едва не встретились на фронте. Были где-то очень рядом, но не судьба.

Хлестаковщина Гольдфарба

Господин Гольдфарб на жаргоне - это Господин Обоснуй. Обоснуй убедительно чего угодно, кому угодно и как угодно, если за это хорошо платят. Есть цирковые, есть футбольные, есть стриптизные, есть журналистские, есть адвокатские и пр. Однако публичная деятельность адвоката Гольбдфарба выходит делеко за рамки адвокатской практики. Это можно понять, например, отсюда:
http://www.snob.ru/profile/blog/9402/23911
Гольдфарб играет роль вашингтонского ястреба. Который не спрашивает разрешения, но диктует условия капитуляции. Но его никто не уполнома(о)чивал быть вашингтонсим ястребом. Расклад в вашингтонском обкоме немного изменился.

Лакримоза

Когда я в первый раз услышал это произведение, я просто оцепенел. Не зная ни Моцарта, ни "реквиема". Это было очень давно - фильм "Овод". Ничего из этого фильма я не помню кроме "лакримоза". Кстати, реквием Моцарта не ограничивается лакримозой, это - крупная форма из нескольких частей.
Эта версия лакримозы мне очень нравится, но тут звукооператор накосорезил, перегруз по мощности.