July 23rd, 2010

Вырастет из сына свин

Повзрослевший Дениска Драгунский пишет:
"Наверное, меня привлекут к ответственности.
Но не за пропаганду наркотиков, потому что я против наркомании и за здоровый, трезвый, ясномысленный образ жизни. Меня будут судить за возбуждение вражды к одной весьма специфической социальной группе. Она называется «народ»".
http://www.chaskor.ru/article/narodnaya_dur_18694
Из-за чего поднялся кипиш? Денис пошел в аптеку. Там ему не продали лекарство с наркотической составляющей, поскольку не было рецепта. А вот пареньку-наркоману из очереди продали какую-то колбу с легальным лекарством, из которого он будет готовить зелье. Все.
Теперь Дениска судит "народ".
Учитывая известную патологическую лживость Дениса Викторовича, можно предположить, что никакого паренька из очереди не было и в помине (но ОН МОГ БЫ ТАМ БЫТЬ!, да, аргумент, понимаем).
Денис твердо знает, что ни к какой ответственности его привлекать никто не будет. Иначе заметку бы не писал. "Народ" что ли привлечет? К чему эта предвосхищающая виктимность?
Да, списки запрещенных к свободной продаже лекарств опять же составляет народ. На народном вече. Народ у нас и фармацевт, и дохтур.
В общем читайте "Денискины рассказы" хотя бы за тем, чтобы понимать - как воспитывать ребенка так, чтобы из него не вышла вот эта гнусь. Которая, в т.ч. как раз и составляет такое общее понятие, как "народ".
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Апокалиптика



Это такая группа. Виолончель с хаером. И с ударной установкой. У этого блондина, кстати, не целый, половинный инструмент. С ним проще бегать по сцене.
У меня были свои эксперименты с виолончелью. Я курил, играя. Я играл в домах, подъездах из ростовского позапрошлого века. С высокими потолками, голубями, с роскошнейшей акустикой. В филармонии не было такой акустики, такого густого, но прозрачного звука.
Потом в театре у Серебренникова. Потом в Танаисе.
Что такое апокалиптика и апокалипсис? Наверное если будет откровение, я об этом расскажу. Но ведь меня спрашивают. Я сейчас не знаю что это такое. Я могу, разумеется, рассказать о реке Стикс, о Данте или о Гоголе. Но это другое.