May 28th, 2009

Фашизм в Гарри Поттере

Я сам не читал и не смотрел. Наверное потому, что стал стар. Но боюсь, что приторный летающий мальчик в очках мне был бы неинтересен уже и в 15-летнем возрасте с первого же кадра. Я читал совсем другие книги.

Но Гарри Поттер- серьезный социальный феномен. Меня всегда удивляло, что подобные многотомные саги-бестселлеры не так часто становятся поводом для разбора полетов от психологов, социологов, философов и т.д.. Но вот нашел один из таких разборов: http://zvezda.ru/cult/2008/10/27/potter.htm . С фашизмом в разборе, по-моему, полнейшая мешанина, хотя пес его знает, ведь не читал же. Однако есть очень неплохие куски:

Вместо повышения чувства общей безопасности, к которому, по идее, должен приводить социальный прогресс, этот «дивный новый мир» вызывает скорее острое чувство беспомощности у всех членов общества перед всем, что их окружает; и действительно, это чувство доминирует в мире Роулинг, оно буквально разлито в его атмосфере. Я не могу доверять ничему; вокруг меня нет ничего, на что я бы мог опереться; все священные понятия – родина, дом, семья, народ, государство – разрушены, дискредитированы или заменены имитациями; мир выглядит даже не то что враждебным, а неуловимо-враждебным, не поддающимся осмыслению; я не знаю, кто мой друг и кто враг, и нет никаких принципов, по которым можно было бы производить это различение; единственное, что мне остается – это положиться на свое сердце (или опять же «инстинкты») и делать то, что мне кажется правильным, не рассчитывая вообще ни на что. И надеяться на лучшее – жизнеутверждающий финал книги, после такого количества мрачных эпизодов, выглядит не более чем надеждой. Мир тысячекратно доказал мне, что все мои добрые поступки, все приносимые мною жертвы будут абсолютно бессмысленными; но я все-таки делаю эти поступки и приношу эти жертвы, вполне осознавая полную бессмысленность и безнадежность этого занятия. Делаю просто так, бесцельно, не надеясь уже более ни на что – потому что дело зашло слишком далеко, и мир уже не исправить никаким индивидуальным актом в каком бы то ни было направлении. И даже смерть, на которую приходится все-таки пойти герою, не расценивается им как что-то, принесенное во имя чего-то, она выглядит тупиком, ничего не разрешающим и ничего не приносящим, кроме опять же какой-то надежды – уже совершенно безумной и ни на чем здравом не основанной. Он прекрасно понимает, что смерть эта – высшая жертва, которую он может принести – ничего не переменит, кроме того, что для него, по крайней мере, игра будет закончена: «He must die. I must die. It must end».
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Улыбка смерти



Это- неважно кто, пусть будет 77-летняя канадская писательница Элис Мунро, получившая на днях Букер.
Не могу понять что меня в этих улыбках раздражает, кажется противоестественным. Может быть собственные проблемы со стоматологией. Или воспоминания о разных добрых бабушках из детства, которые улыбались не так вызывающе и в золотые или стальные зубы или протезы. Или и вовсе полым ртом. Или это такой тип лица у канадской бабушки. Или вот что - улыбка во все зубы вообще воспринимается как оскал, угроза, отсылает к доисторическому прошлому. Это вовсе не доброе расположение или удовольствие, как принято об этом думать, это - агрессия. Я в свое время терялся в догадках - ну чем так несимпатична Катарина фон Герчмен-Вальдек. Ну то, что это наша Стелла Свис - это понятно. Ну не фамилией же, вполне себе симпатичная баба. Я полагаю, что - вот именно этим фарфоровым звериным оскалом.