May 19th, 2009

Унылая пора

Известный публицист Леонид Радзиховский, пребывая в меланхолическом расположении духа, пишут на ежах о безнадеге:

Герои Чехова: ноют-ноют-ноют, ругают-ругают-ругают друг друга и самих себя за то, что ноют-ноют-ноют… И дальше нарезают те же круги.

Поздняя осень.

Грачи улетели.

Куры навоз перестали клевать.

Только воробушек серит на колышек…

Ну и погодка, ох, еб твою мать!

Воробушка жалко, а с курами все ясно — в такую погоду и навоз не клюется…
Ну а чего же тогда — писать, кукарекать, перышки топорщить?
...
Ладно с ним, воробушком. Писателем-публицистом. Колумнистом на кухнях, ежах и гранях. Я слышал этот стишок в детстве и в несколько другой вариации. У нас было принято спрягать глагол серЕт через Е. Но "серит" - оно как-то интимнее что ли звучит. Разумеется в орфографических словарях не было информации о том, является ли глагол "срать" исключением. Грамматику текста я в детстве воспринимал не по правилам, а на зрение, на память, прочитав много книжек. Ну как и ноты- мне было проще подобрать на слух, чем разбираться с нотной грамотой. А слова "срать" в третьем лице единственного числа в книгах не было. Да и вообще не было. И как же тогда писАть?
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.