April 12th, 2009

Изображая режиссера

Смотрел "Юрьев день" с Гордоном, вижу в сети движуха по-разному обиженных. Думаю есть смысл пояснить что такое Кира Серебренников, о чем идет речь. Я в каком-то смысл инсайдер его первых режиссерских опытов - играл там на виолончели. Потом в его более поздних спектаклях (когда Серебренников уже перекочевал в Москву) на сцене появлялся виолончелист, который делал примерно то же, что и я. Режиссер вообще использовал многое из ростовских фишек и фусечек. По сути современные режиссерские работы Киры отличаются от раннего творчества только бюджетами и профессиональными актерами, которые, впрочем, в большинстве своем ничем не лучше той ростовской театральной самодеятельности.
Виолончель была голосом. Это была не музыка, а просто "голоса сверху", импровизация.
Кира любил солянки, спектакли по нескольким пьесам или даже по нескольким авторам. Одной из первых была "Дисморфомания" - постановка по отрывкам из Сорокина, Петрушевской и, по-моему, Садур. В общем и все остальные спектакли - это бесконечное продолжение "Дисморфомании", нон-фикшн. Дисморфомания - патологическая убеждённость в необходимости хирургической коррекции какой либо части тела или органа с активным стремлением к исправлению мнимого дефекта. В случае с "Юрьевым днем" коррекции подвергается русская провинция средней полосы. Но что принципиально важно - не она сама, а страхи и комплексы режиссера и актеров по этому поводу. Которые там скорее всего никогда не были. В средней полосе.
Помню "маленькие трагедии" в Кирыной постановке. Там Лена Зуева и Света Загребаева в черном трико изображали Моцарта и Сальери. Очень талантливо, очень правдоподобно. Но играли они себя и свои отношения. Между Леной и Светой. От Пушкина в спектакле не было ничего, только текст. Текст у Киры лишь предлог для того, чтобы актеры рассказали о своих комплексах. "Все гадкое, плохое" ("Дисморфомания").
Я пробовался однажды играть не спрятавшись за виолончель, а как живой актер. Не смог. Для этого нужно было полностью раздеться в фигуральном смысле. У классического актера есть возможность спрятаться за роль. Это - не я, это - Подколесин. У Серебренникова такой возможности ухода не было. Наш Подколесин был похож на трансвестита и ходил в красной макси-юбке (одна из тысячи цитат, на этот раз Виктюк). И играл себя, а не Подколесина.
Мне было очень жаль актеров. Кира со своим пониманием театра был с ними жесток. Выставляя их кишками наружу. Причем, как правило, не самыми аппетитными кишками.
Комплексы бывают разные, но у определенных социальных групп они более-менее схожи. От этого на спектаклях часто было скучно. Найденные на репитиции рефлексии постепенно закреплялись и превращались в гэги, за которые мог спрятаться актер. Тогда Кира брал новую пьесу.
Что же касаемо "Юрьева дня", то там ровно столько России, сколько Моцарта в арлекино Свете или Сальери в пьерро Лене. Россия, текст Кабакова (?) - просто повод поиграть этюды. Игра небезобидна, поскольку благодушные жители города Юрьева (о, а у нас Москва снимает кино!) подумали, что режиссер сознательно измазал их дерьмом. Выставив сказочными уродцами из подвалов "Сайлент Хилла". Или ввел в заблуждение почвенников - "во что превратили Россию, суки!".
Еще раз говорю - там нет России. Там нет пьесы. Там есть "бабочка и медведь", "вода, вытекающая из кувшина", "Моцарт и Сальери". Причем Раппопорт играет на порядок хуже и фальшивее Лены Зуевой.
Серебренников вообще говоря - варвар. Он сам не понимает в какие игрушки играет и какова их ценность. Фрагменты не склеиваются в связную картинку. Есть некоторые ответы на вопрос "что?", но нет ни одного ответа на "почему?". Варвар как по отношению к актерам, так и по отношению к тексту. Для того, чтобы стать художником, нужно излечиться от дисморфомании. Нужно переформатировать свое зрение из стрекозиного в человеческое. Научиться собирать пазлы. Пелевина называли варваром, что совершенно несправедливо по отношению к Виктору Олеговичу. У него читается и верх и низ, у него есть система координат. За кадром мы понимаем, чувствуем что такое хорошо и что такое плохо. Серебренников просто играется с вещами смысл и ценность которых ему совершенно непонятны. Поэтому когда в программе Гордона я услышал о том, что звизда отказывает ведущему в общении, обвиняя программу в цинизме, я смеялся.
Хотя, безусловно, кому-то и такой формат может нравиться. Не навязываю.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.