December 26th, 2008

Периферийные фантомные боли

Принято считать, что фантомные боли бывают у организма, трагически лишившегося какой-нибудь конечности. Однако и у конечности могут быть такие же фантомные боли. По отношению к целому, к общему червяку.
Поиски древних укров принято объяснять пропагандистскими заморочками, политтехнологическими разводками, комплексом национальной неполноценности, поисками истины, национальной идентичности или чем-то в этом духе. Все это- недостаточные объяснения. Я думаю, что дело еще и в имперском духе. Генез имперский, хуле.
Тем людям (русским, украинским, белорусским и т.д.), которым сейчас за тридцать, долгое время объясняли что генезис славянских народов (как вар. - история СССР) - это история могущественной империи. Которая никогда не нападала, а только оборонялась. И всегда рано или поздно одерживала победы. Она создала великую культуру, науку, армию, запустила первую ракету и первый спутник, придумала радио, лампочку Ильича и прочие артефакты.
Вот в это самое время, когда нога или рука осознает свою глубокую провинциальность, когда у отрезанной части тела забрали всю эту мифологию, вот тогда и просыпается генетически заложенный имперский генез.
"Что у меня есть?- думает рука. "Железный мост Патона, Тарас Грыгорьевич со своими тремя аккордами, философ Сковорода и поэтэсса Гнуся". Только вот всего этого - мало. "Верните мне тело обратно, но без хозяина!". Финский вариант, когда есть хороший дом, хорошая работа, работящая жена Галя, умытые и накормленные ребятишки здесь не может быть образцом для подражания. У руки - фантомные боли.
Рука не может воссоздать весь организм. И начинает действовать как в экранизированной глупой страшилке Стивена Кинга, т.е. самостоятельно, подражая организму.
Древние укры и литовцы были самыми умными, свободными и красивыми
...сошлюсь на книгу церковного и культурного деятеля XVIII столетия Григория Кониского «История Русов». Он «руским» или «руським» народом называет жителей Украины. Они «есть народ вольный и готовый всегда умереть за свою вольность, (...) и характер сей в нем врожденный и неудобен к насилованию». Довольно интересно сказал о «народе Московском» генеральный есаул Федор Богун в своей речи, произнесенной в местечке Чигирин в 1650 г.: «В народе Московском владычествует самое исключительное рабство и невольничество и что у них кроме Божьего, да Царского, ничего собственного нет. (...) И соединятся с таким неключевым народом есть тоже, что бросится из огня да в пламя».

Вроде бы - детский сад, но автор сам в это верит. Он заражен имперским вирусом. И это не его вина, это - наша общая беда.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Рэп от Председателя Земного шара

Киевское суворовское вполне можно считать царскосельским лицеем. Сейчас я понимаю, что нам предложили элитное образование. Почти все преподаватели могли читать и в университетах (забраковал только пару старлеев-технарей).
Такие лекции о поэзии серебряного века в обычной средней школе я с трудом себе представляю. С чтением вслух Гиппиус, Блока, Брюсова и пр..
Всеобщим же любимцем был информатик, кибернетик Вась-Вась Дубина. Штатский на кафедре, точно также, как и Анна Сергеевна, которая читала лекции по литературе. Именно он и купил томик Хлебникова (в 1986 это уже было возможно). Я его долго уламывал дать мне его почитать. Вась-Вась ссылался на то, что сам еще не прочел, но с третьего раза сдался- дал мне его на пару дней.
Когда появился такой говностиль как рэп, я понял, что уже где-то это слышал. Разметка, речетатив- как у Хлебникова. Попробуйте декламировать:


ОДИНОКИЙ ЛИЦЕДЕЙ

И пока над Царским Селом
Лилось пенье и слезы Ахматовой,
Я, моток волшебницы разматывая,
Как сонный труп, влачился по пустыне,
Где умирала невозможность,
Усталый лицедей,
Шагая напролом.
А между тем курчавое чело
Подземного быка в пещерах темных
Кроваво чавкало и кушало людей
В дыму угроз нескромных.
И волей месяца окутан,
Как в сонный плащ, вечерний странник
Во сне над пропастями прыгал
И шел с утеса на утес.
Слепой, я шел, пока
Меня свободы ветер двигал
И бил косым дождем.
И бычью голову я снял с могучих мяс и кости
И у стены поставил.
Как воин истины я ею потрясал над миром:
Смотрите, вот она!
Вот то курчавое чело, которому пылали раньше толпы!
И с ужасом
Я понял, что я никем не видим,
Что нужно сеять очи,
Что должен сеятель очей идти!

Однако Хлебников- это Хлебников, это не говнорэп :)