April 28th, 2008

Товьич жжот

Виталий Товиевич отписал панегирик Бжезинскому. Видимо, алма-атинский воздух сыграл с профессором злую шутку. После чтения текста создается превратное впечатление о Третьякове как о наивном и восторженном "красноярском политологе". Третьяков, судя по тексту, как бы счастлив жить в одно время со Збигневом и выступать с ним с одной трибуны. В формате оправдывающегося на партсобрании (это он называет "отдуваться"). Товьич даже набрался смелости и как-то возразил что-то Бжезинскому в порядке общей критики. Ну типа, чтобы тот не зазнавался.
Врагов, конечно, нужно уважать, но не настолько :).

В этом году от США в Алма-Ату был приглашен Збигнев Бжезинский. Я давно не видел и не слышал его живьем. (Лет 15 назад встречался с ним в его офисе в Вашингтоне, брал интервью.)
В Алма-Ате Бжезинский произвел на меня очень хорошее впечатление. Во-первых, он выступал, как бы мы выразились, «очень интеллигентно», то есть без типичных для американцев (а теперь все больше и для «европейцев») фанаберии и абсолютного нежелания (и неумения) учитывать чужие интересы и даже просто воспринимать чужое мнение.
Во-вторых, он демонстрировал действительно тонкий анализ событий и мировых тенденций и говорил (очень спокойно) вещи, которые мало от кого услышишь. Одни просто до этого не доходят, другие произносить такое публично «стесняются».
Сразу видно, что это специалист действительно высшего класса.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Малиновый звон

Моя очередная съемная квартира- натуральная монастырская келья, которую (как и весь дом) большевики переобустроили под жилье. Здание- старое, понятно, с полуметровыми в толщине стенами из красного кирпича. Слава богу, что есть и нужные удобства, хотя унитаз или газовая плитка смотрятся в келье лишними, неорганическими :). Но одна беда- этот отрезанный когда-то от церквушки дом, в котором и размещалась в доисторические времена братия, расположен по другую сторону забора от той самой церквушки. Да в общем и беда-то только по церковным праздникам. Вот была Пасха, святой праздник. И целые сутки звонили колокола. Поначалу я в благостном расположении духа размышлял о том, что вот такой малиновый звон когда-то раздавался от деревни к деревне (их часто так и строили - в зоне слышимости). О профессии звонаря. Потом, когда через очередные полчаса колокола надолго загудели, я подумал- ну, может быть звонари практикуются, нужно же и им когда-то повышать свою квалфикацию. Колокола звонили и в два, и в три ночи. И в пять утра. И в 10 следующего дня. И я потихоньку начал звереть. Колокольный звон воспринимался мною уже чем-то вроде орущей сигнализации. Вот я и думаю- то ли бесы из меня выходили под колокольный звон, то ли "много хорошо тоже плохо"?