January 23rd, 2007

Обезьяны-колдуньи

via amalgin

Вчера вечером новости на НТВ начались с сюжета о том, что в Лондоне от рака в последней стадии умирает Илья Кормильцев (в ЖЖ- karmakom).

Накануне прошлого года он писал, обращаясь к Мальгину: "Господи, какие жы вы все, русские, крутая сволочь - либералы, фашисты, комунисты, демократы - без разницы! Пороть вас до крови, сжечь вас в печах - и то мало будет - вы миру не даете ПРОСТО ЖИТЬ: кашины ваши, крыловы, мальгины!.. Вы все - одна большая РУССКАЯ сволочь! Чтобы вам сдохнуть - и никакого вам Нового года." http://amalgin.livejournal.com/179191.html
31 декабря 2005 года юзерша nataly_hill (в тот момент жена Егора Холмогорова) оставила в обращенное к karmakom, который пожелал сдохнуть к Новому году нескольким своим френдам:
Благодарю Вас, любезный Илья Валерьевич, за Ваше замечательное поздравление.
Отвечать "и Вам того же", на мой взгляд, довольно пошло. Поэтому пожелаю Вам на будущий год одного: чтобы Вы, чудный Илья Валерьевич, мечтали сдохнуть, рыдали и кусали губы от желания сдохнуть - и не могли.

Что это???
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

(no subject)



Это- Киев, 1-е января. Двое хомяков с новогодним загаром- это я с моим кадетским другом Сосновым. Только что вышедши из малых пещер Киево-Печерской лавры, то есть из душного лабиринта-подземелья с низенькими, побеленными потолками и разложенными вдоль стен мумифицированными "преподобами". Мрачное и многолюдное место, скажу я вам. Раньше (то есть в то время, когда я учился в киевской кадетке) у мумий, захороненных в стенах, были видны желтые, пергаментные кисти рук, сейчас на них надели рукавицы.
Интересно, кто-нибудь из тех, кто меня никогда не видел, угадает- кто я, а кто Соснов?
В свое время из-за меня друг Саня не получил серебряную медаль. А уровень образования и раскладка контингента в кадетке были заметно выше среднекиевского, мы ведь экзамены тогда сдавали, конкурс - 4 человека на место. Так вот я подбил под выпуск бедолагу Соснова на самоволку. Нас потом, поймав, чуть не убили, а ему, суворовцу без страха и упрека, поставили удовлетворительное поведение в четверти, что сделало шансы на медаль нулевыми.
И вот, тем не менее, он, позабыв обиду (а он так тогда и не обиделсо-то), пригласил меня в Киев встречать Новый год.